Ах, как страшен этот мир!

Ах, как страшен этот мир

Автор: Наталья КраволапчукНаталья Краволапчук. Практикующий зоопсихолог, Лингвист, специалист по структурному анализу языка и мышления. Разработала метод информационного моделирования психической деятельности и применила его к анализу психики собак; впервые в зоопсихологии исследовала отношения собаки с человеком как межвидовые межличностные отношения.

Скажите, Вы в свое время, лет эдак в пять-шесть, не боялись темноты? Разбойников? Бабы-Яги? Не шарахались от неясного силуэта на плохо освещенной лестнице, не дичились незнакомых гостей? Страхи у каждого свои, но случается, что малыш и масс их придумывает, словно бы даже получая от этого непонятное взрослым удовольствие. Если Вы помните свои детские переживания, то легко поймете те чувства щенка, о которых я собираюсь поговорить.

Наш старший детсадовский возраст в специальной литературе так и называют: “возраст страхов”. И проходят через это все животные, всяк в свое время. Для собаки период испытаний страхом наступает около трех-четырех месяцев.

В этом возрасте основной эмоциональной реакцией на любые происшествия становится более или менее сильный испуг, который у щенка выражается так называемой пассивно-оборонительной реакцией. Малыш стремится убежать, спрятаться от всего неизвестного. И если бы дело ограничивалось только внешним поведением, все было бы еще не так критично. Много хуже то, что ребенок переживает при этом подлинный стресс.

Сила стресса (и не только в этом возрасте), способного довести нервную систему до настоящего крушения, напрямую зависит от новизны и значимости информации и обратно пропорциональна самооценке и чувству защищенности внешними обстоятельствами – существует такая формула. Следовательно, защитить нервную систему и психику от потрясений можно по-разному: во-первых, позаботиться о том, чтобы новизна информации, поступающей хотя-бы при рядовых житейских событиях, была не слишком велика. Во-вторых, можно повысить самооценку и постараться обеспечить максимальную защищенность со стороны взрослого и надежного партнера. Единственное, на что очень трудно повлиять, – это значимость информации с точки зрения выживания, поскольку эта значимость определяется общим развитием психики, которое в детском возрасте зависит не столько от реальных обстоятельств и жизненного опыта, сколько от внутренних закономерностей.

Вы, конечно, уже догадались, к чему я клоню. Ведь новизна информации оценивается субъективно по сравнению с той базой, которая успела сформироваться к этому моменту. Стало быть, вернейший способ борьбы со стрессами состоит в том, чтобы как можно белее активно развивать психику до наступления возраста страхов, в период наиболее эффективного сбора и усвоения информации о мире. Вот почему я так настаивала на ранних прогулках со щенком! К возрасту страхов он должен подойти во всеоружии, по крайней мере, с надежным щитом, оберегающим психику.

И если бы страхи, обусловленные непониманием происходящего, возникали только в детском возрасте, это было бы полбеды! Однако и взрослая собака будет исправно пугаться того, чего не понимает (как и мы с Вами, впрочем), а растерянность и незнание того, как следует поступить, – это прямой путь к ошибкам и несчастьям.

Откуда берутся детские страхи, вполне понятно. После активного знакомства с окружающим миром для психики наступает своего рода передышка, период относительного покой, предназначенный для окончательной систематизации громадных объемов информации и выработки структур, увязывающих эту информацию в единую модель. Живое и мыслящее существо анализирует все, что знает о мире и своем существовании в нем, – с тем, чтобы в дальней сем взаимодействовать с ним самым безопасным и эффективным способом. Безусловно, до окончательного определения всех отношений с миром еще далеко, на этом этапе достигается лишь детская адаптация к окружающему, но без нее не будет и нормального взрослого поведения.

Реакции щенка на внешние события начинают в этом возрасте приобретать целенаправленность и функциональную специализацию – активизируются наследственные модели поведения, автоматизирующие саамы необходимые действия. Их пригодность для той или иной ситуации выявляется методом “проб и ошибок” – происходит активное исследование “отклика среды” на те или иные действия. Так и закладываются первые правила взаимодействий с миром. Это становится главной работой юной, не окрепшей еще психики.

Заметьте, что если объемы известного невелики, то это дела вовсе не облегчает – тем труднее построить и подобрать нужные “полочки”. Попробуйте-ка глубоко и основательно разобраться в том, что знакомо Вам лишь фрагментарно и понаслышке! Вы когда-нибудь складывали мозаику, в которой недостает элементов?

Одновременно с опробованием новых взаимодействий с миром у малыша появляются и новые возможности обработки информации – это анализ и обобщение известных данных со сведением их во все более широкие категории. Эта ответственная работа по осмыслению и раскладыванию по полочкам накопленных фактов и данных требует от юного мозга совершенно новых качеств, созреванию которых тоже можно и нужно помочь. Самое простое и вместе с тем очень эффективное мероприятие по развитию аналитического мышления у щенка – это возможность всласть смотреть в окно.

Сидя на подоконнике и чувствуя себя в полной безопасности, щенок внимательно наблюдает за происходящим на улице. И если дитя к этому времени уже познало уличные события вблизи, в чувственно воспринимаемых деталях, то теперь оно может отвлечься от несущественных подробностей и мелочей и осознать суть всех важных для него явлений. Оказывается, на свете существует не одна машина (хозяйская, в которой можно ездить по белу свету, или напугавшая давеча во дворе соседская), а и множество других, смирно стоящих вдоль стен родного дома, а время от времени уезжающих и возвращающихся. Как ни удивительно, но знакомая собака вовсе не возникает ниоткуда только в тот момент, когда выходит погулять Ваш малыш, а бывает там и в другое время. И хозяин с хозяйкой тоже приходят домой с работы все по тому же двору или тротуару.

Масштаб восприятия предметов и событий, видимых в окно, существенно меняется, и это помогает щенку по-другому взглянуть на окружающий мир. Наблюдения за дальнейшим развитием собачьей психики подтверждают, что щенок которому, начиная с трех-четырехмесячного возраста разрешали смотреть в окно, да еще и объясняли новые для него наблюдения. Гораздо быстрее и надежнее осваивает высшие для собаки уровни абстрактного и стратегического мышления.

Наблюдения показывают, что в этом возрасте снижается двигательная активность щенка – бегать некогда, думать надо! Однако малыш уже вполне самостоятелен физически, уверенно перемещается в пространстве, а воспринимаемый им мир расширяется в несколько раз. Подросший детеныш прекрасно умеет активно искать неприятностей, а познаний о друзьях и врагах, о добре и опасности у него явно недостаточно, чтобы быстро и, главное, адекватно реагировать на события. Поэтому заботливая Матушка-Природа словно бы подстраховывает незрелую и в высшей степени уязвимую психику несмышленыша преувеличенными опасениями да испугами. Ведь убежать от неизвестного куда безопасней, чем проявлять неуместную активность.

Замечательно, если уже к двум-трем месяцам щенок уверен, что самое безопасное место в мире – собственный дом и местечко у ног хозяина. Тогда в его распоряжении всегда имеется и надежное убежище, и верный и сильный союзник, способный спасти от любых врагов. В этом и заключается та самая защищенность, которая снижает силу стресса. Замечательно, если детеныш уже привык в любой острой ситуации бросаться к своему Человеку за помощью и объяснениями. И чем меньше непривычных для него происшествий заставляющих искать защиты, тем лучше.

К сожалению, в жизни наших собак все происходит совсем по-другому. Очень многие из них впервые попадают на улицу, в совершенно новый и пугающий мир, именно в возрасте страхов, когда все отрицательные эмоции усиливаются во много раз возрастной восприимчивостью. Вот и закрепляются детские страхи на всю жизнь, приводя к стойкой трусости, устранить которую крайне трудно.

А ведь нередко именно испуги возраста страхов служат причиной необоснованной агрессивности взрослой собаки. Это происходит не только в тех случаях, когда хозяин, не понимая происходящего, оставляет щенка один на один с опасностями и собственными бурными эмоциями, но и тогда, когда человек начинает впоследствии перевоспитывать собаку насильственными методами, требуя от нее оборонительной активности и не прощая никаких проявлений страха. Чаще всего это происходит с собаками крупных и, как принято говорить, “строгих” пород. В угоду хозяину (его ведь она тоже боится, не понимая и не доверяя) собака ведет себя угрожающе, а то и идет в атаку, однако поводом для агрессивного поведения остается все тот же затаенный страх. Конфликт этих двух противоположных начал, достигающий все большего и большего размаха, чреват непредсказуемыми последствиями, вплоть до разрушительного действия на психику. Не лучше ли, вместо того, чтобы опираться на тонкий баланс трусости и послушания. Помочь собаке правильно пережить и преодолеть свои детские страхи?

Предупреждаю: Вам предстоит пройти по лезвию бритвы между двумя одинаково опасными крайностями. Очень вредно оставлять щенка без утешения и защиты, но не меньшая ошибка – преувеличенно жалеть и спасать малыша, усиливая его страх собственными эмоциями. Ведь единственный доступный щенку эталон реакции на происходящее – это поведение взрослых собак или людей. Хозяин, такой всемогущий и всеведущий, ошибаться не может. Если уж он сам испугался, то какова же опасность! И реакция страха на всю жизнь остается для собаки неоспоримым законом поведения для данной ситуации.

Гораздо полезнее без лишних эмоций успокоить малыша, погладить его, похлопать сбоку по лопаткам, чтобы подбодрить, а когда острота переживаний спадет (но не раньше!) подойти вместе с малышом к напугавшему его предмету, чуть опережая щенка и как бы отгораживая “страшилище” своим телом. Дружелюбно и спокойно поговорите с несмышленышем, по-доброму усмехнитесь, постарайтесь знакомыми ему словами объяснить то неизвестное, с чем он столкнулся и покажите на деле, что это такое. Продемонстрируйте ему правильную реакцию на происшествие. И только в тех случаях, когда речь идет о настоящей опасности, этой правильной эталонной реакцией будет Ваш собственный испуг!

Так Вы вместе с собакой создадите основу для будущего общего спокойствия – разумное и не слишком эмоциональное отношение к окружающему, основанное на понимании. Но, как бы это ни было важно, еще важнее другое.

Оберегая щенка от опасностей, неважно – реальных или мнимых, Вы делом покажете ему то главное, что связывает людей с собаками: мы вместе в этом мире! И до тех пор, пока мы вместе, никому с нами не совладать! От души желаю Вам, чтобы именно этот принцип, вполне естественный для всех стайных животных, стал и навсегда остался основой Ваших отношений с собакой.

Защитите своего малыша – и воздастся Вам сторицей! В будущем он защитит Вас, твердо усвоив, что именно в этом и состоит долг сильного.

Кроме страхов, трех-четырехмесячный возраст щенка ознаменован еще одном важнейшим психологическим событием, которое называется первичной социализацией. На обыкновенном языке это означает, что детеныш впервые вступает в осознанные отношения с другими членами сообщества, учась узнавать старших и младших, правильно заявлять о себе и правильно вести себя с любым партнером. Складываются детские нормы отношений с окружающими, которые, конечно, не раз изменятся по мере взросления. Но тот, кто не умел быть ребенком, не сумеет быть взрослым. И уж наверняка не научится правильно относиться к своим и чужим детям.

Связь страхов и социализации очевидна: нужно ведь у кого-то искать защиты от опасности! А для этого необходимо знать, кто есть кто и кто как к тебе относится. Да еще уметь внушить к себе добрые чувства и в нужный момент правильно попросить защиты. Нужно также быть уверенным, что свои вреда не причинят. А как быть, если не знаешь ни своих, ни чужих?

Потому-то я и призывала Вас защищать щенка в тревожные моменты – таким и только таким образом Вы станете для него “своим”. И если Вам удастся избежать излишних эмоций, то можете не беспокоиться, что усилите его собственные страхи. Вы ведь получите благословенную возможность регулировать отношение малыша к событиям, то подбадривая его, то показывая, насколько обоснованны его треволнения. Так закладывается еще один очень важный уровень Вашего контакта с собакой – разные варианты общего отношения к событиям.

Этот возраст предоставляет еще одну неоценимую возможность для развития Ваших отношений с собакой – Вы можете научить щенка внимательно относиться к своей речи и понимать язык человека. Нет ничего наивнее подсчетов, сколько слов понимает собака! Не в количестве тут дело.

Пробовали Вы когда-нибудь заскулить или залаять при собаке? Она сначала внимательно всматривается в Ваши губы, словно бы не веря собственным ушам, а затем бросается Вас целовать: “Ах, как здорово, что ты говоришь по-нашему!”. А после таких упражнений собака – замечено! – начинает по-другому относиться к интонациям Вашей речи и словам. В дальнейшем Вы станете разговаривать с ней, как с человеческим ребенком, – не забывайте только заботиться о том, чтобы Ваши слова и фразы были ей понятны, и время от времени пояснять то, чего она пока не знает. Так начинается межвидовая социализация, законы которой, хотя и похожи на видовые, но не полностью совпадают с ними.

Еще несколько лет назад я успокаивала хозяев щенков: “Не опасайтесь, что взрослая собака обидит Вашего малыша!”. Теперь, когда я растила Акелу, я сама трепетала при встрече с незнакомой собакой и, при всем своем опыте, подолгу присматривалась, решая, насколько встречная собака осведомлена о нормальных стайных законах. Собак, не получивших опыта первичной социализации, становится все больше, а причина тому – в наших страхах перед контактами и возможными инфекциями. Редкая собака общается с сородичами раньше полугода – а в этом возрасте время для первичной, детской социализации уже упущенго. Отношения молодняка со стаей выглядят совсем иначе, а тот, кому не довелось испытать правильное отношение к щенку на себе, попросту понятия не имеет о том, как следует обращаться с малышами. И – прости-прощай святая младенческая неприкосновенность!

Теперешние взрослые собаки (о, ужас!) пугаются щенков, не понимая их поведения. Не узнав вовремя о существовании “мальчиков и девочек”, они не желают вязаться, а уж ухаживать за собственными щенками – Боже упаси! Не так давно одна из моих подруг, человек вполне собачий, рассказывала мне о своей пуделихе, с непередаваемым отвращением смотревшей на родившихся в доме котят. Дело тут не в том, что это котята. Подруга передавала чувства собаки так: “Боже! Дети?!”. Она и своих-то вскормила с трудом – с хозяйским трудом, разумеется. При этом росла она не одна, а в домашней стае, но именно поэтому с чужими собаками встречалась в детстве очень мало.

Не надо думать, будто сексуальное и родительское поведение обеспечивается одними лишь врожденными стереотипами. Оно воспитывается и тренируется в раннем детстве, в процессе общей социализации. Зная это, Вы не станете учить свою суку особо тщательно “охранять хвостик”, и не только во время пустовки (течки). Вы не накажете юного кобелька за попытку “пристроиться к ноге” – это поведение служит не столько имитацией секса, сколько проявлением отношений доминирования. И не станете беспокоиться по поводу “сексуальных отклонений” у однополых собак, имитирующих вязку, – гомосексуализм в природе представляет собой очень редкую аномалию, поскольку он лишен биологического смысла.

Собака, не получившая правильного щенячьего и “молодежного” социального воспитания, намного хуже строит свои отношения с людьми – и с Вами в том числе. Она хуже дрессируется, сильно нервничает на занятиях в присутствии других собак. Она доставит Вам множество проблем на любой прогулке, и даже не в собачьей компании, а одни на один с Вами – просто потому, что искренне не понимает Вас – ведь в ее психике нет тех видовых основ, на которых строится межвидовое общение.
Скажу проще и короче: СОБАКА, НЕ ИМЕЮЩАЯ ОПЫТА ДЕТСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ, СТАЙНЫМ ЖИВОТНЫМ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ! А стало быть, нечего и рассчитывать на все те преимущества, которые дает именно ориентация на сообщество.

Вот и выбирайте: Ваши страхи по поводу возможных заболеваний или непоправимый вред? Куда спокойнее вовремя и правильно сделать прививки и навсегда избавиться от этих переживаний. К слову, собаки с ущербной психикой болеют чаще и тяжелее, чем их нормально развитые собратья. Ведь ни для кого не секрет, что состояние иммунной системы непосредственно связано с состоянием психики. Собака становится физиологически беззащитной перед любым стрессом, а для животного это, поверьте, намного страшнее, чем для человека.

Так что не пугайтесь, когда Ваш малыш валится на спинку перед старшей собакой, а то и пускает от избытка чувств струйку (для них предъявить свой запах – все равно, что для нас показать метрику). Это – нормальное поведение щенка, а не симптом разрушительного для психики стресса. Радуйтесь, когда щенок припадает грудью к земле, приглашая товарища поиграть. Повизгивание и даже поскуливание, кажущееся нам робким и жалобным, говорит о полном преклонении перед старшим и просьбе о покровительстве. Облизывание морды старшей собаки переводится так: “Будь моей мамой!”. А если старшая собака в ответ берет щенячью мордочку в свою страшенную пасть и легко, бережно покусывает ее сверху, то это – не что иное, как согласие взять малыша под свою опеку. Согласитесь: сильный старший защитник и покровитель – это нечастое по нашим временам счастье для щенка.

Старшая собака имеет полное право отогнать щенка, если не сочтет его достойным общения, и делает это коротким рыком и резким движением головы в сторону. Малыш обязан научиться понимать и чужую неприязнь, а заодно и проверить себя: за что старший на него рассердился? Не волнуйтесь, такое воспитательное действие вполне нормально, а острая реакция щенка еще не означает, будто он перепугался. Это не столько испуг, сколько обида, которую Вы легко поможете ему пережить. Только не уводите щенка от собак, не закрепляйте его быстро преходящие эмоции своей реакцией, чтобы малыш не вообразил, будто Вы не желаете, чтобы он общался с сородичами. Ведь тогда нежелание и неумение иметь дело с себе подобными сохранится на всю жизнь.

Никогда, ни при каких обстоятельствах, не прерывайте обнюхивания собак, особенно кобелей! Процедура обнюхивания совершенно необходима для правильного установления иерархических отношений и бесконфликтного выяснения соотношения рангов, а стало быть, и для профилактики драк.

В норме обнюхивание начинается с морды. Собаки соприкасаются носами, хотя бы мимолетно, затем могут заинтересоваться ушами (обычно старший обнюхивает уши младшего) – и если нет сомнений в сравнительных силах, то на этом все может и закончиться. Если же силы и социальные ранги встретившихся собак близки, то главным этапом становится обнюхивание желез, находящихся под хвостом. Запах секрета этих желез несет колоссальную индивидуальную информацию, заменяющую явное выяснение отношений. Кобели могут кружить бок о бок по нескольку раз, расходиться, а потом возобновлять этот ритуал, но закончиться он должен окончательным определением старшинства. Запомните: последним подставляется под обнюхивание всегда старший!

Если ритуал обнюхивания прерывается, не будучи доведен до логического (по собачьим понятиям!) завершения, то страдают обе собаки. Старшая собака, вынужденная отойти без окончательно, ставящего все на свои места, добровольного обнюхивания младшей, вмиг теряет уверенность в себе: ведь ее ритуальные стереотипы твердят ей, что она признала свою подчиненность, но жизнь-то в корне противоречит этому! Младшая же собака, в силу тех же ритуальных законов, обретает неоправданное самомнение и рискует получить за это весьма суровое наказание, но истинная самооценка у нее не вырабатывается.

Запомните: если обнюхивание не доводится до конца, вероятность драки между собаками, как сию минуту, так и при последующих встречах, возрастает во много раз! А та собака, которую регулярно лишают возможности правильно обнюхаться, становится по-настоящему драчливой. Выводы – дело Вашей совести.

Зато когда щенок или молодая собака при приближении сородича садится, не позволяя себя обнюхать, Вам следует заволноваться всерьез. С чего бы это ребенку наотрез отказываться от контактов?

Если же Ваша собака, едва выйдя из щенячьего возраста и завоевав право гордо именоваться “молодняком” (а происходит это в шесть месяцев – возраст, аналогичный примерно десяти-одиннадцати человеческим годам), при появлении взрослого приосанивается, а затем, едва обнюхавшись, ставит передние лапы ему на спину или, чего доброго, кладет голову на холку, будьте настороже: это прямой и наглый вызов. И если старший пожелает наказать неоперившегося юнца, дело может закончиться дракой. Хорошо, конечно, что Вашего молодца не упрекнешь в отсутствии уверенности в себе, но – не по возрасту еще ему такое, подождать бы еще месяца три…

А ведь многие хозяева молодых собак радуются, когда их питомцы рвутся в драку с себе подобными, а то и со старшими! Еще менее знающие и дальновидные хозяева блуждают с выгула на выгул, то и дело предлагая дать собакам подраться “для смелости”.

Заявляю совершенно ответственно: драчливость собак не только не имеет ничего общего со смелостью, но и в корне ей противоречит.

И еще одни совет – чтобы окончательно ясна была роль малозаметных и самых обыденных деталей в развитии щенка. Если в три-четыре месяца и позже со щенком гуляют пусть часто, но помалу, то впоследствии весьма вероятно отставание в развитии уверенности в себе. Так, например, молодой кобелек, приученный гулять по пять-десять минут и мочиться только один раз, для освобождения мочевого пузыря, намного позже своих ровесников начинает “поднимать ножку”, чтобы пометить территорию. Суки, мало гулявшие в возрасте социализации, нередко вырастают робкими, а кроме того, они плохо приучают к чистоте своих детей.

You Might Also Like