Выращивание, воспитание и дрессировка щенка охотничьей собаки

Выращивание, воспитание и дрессировка щенка охотничьей собаки

Автор: Ф. ГрандератДрузья!
Здесь Вы прочитаете отрыв ки из книги доктора Ф. Грандерата “Дрессировка и натаска собак”. ГДР, 1970 г. Granderath, Franz. “Hundeabrichtung”, 1970.
Переводчик-составитель, кинолог-эксперт Республиканской категории В. К.Ушакова. Москва 1991. Возможно, в этой книге, Вы най дете для себя много полезного, сделав поправку на Российскую действительность и конкретную породу охотничьей собаки.

Выращивание, воспитание и дрессировка щенка охотничьей собаки. 

Аппортирование предметов. Как отучить собаку брать отбросы

Если у щенка есть прирожденная склонность к апортированию, если он склонен носить в пасти разные предметы, надо сразу же развивать эту склонность. Навыки, приобретенные родителями, рабочие качества, любовь к воде могут передаваться потомству по наследству, вот почему в нашу племенную работу допускаются только собаки с хорошими рабочими качествами. Конечно, опытный охотник-натасчик может приучить к стойке и поставить как охотничью собаку любую дворняжку, не потерявшую чутья и не лишенную охотничьей страсти, но у обычного охотника для этого никогда не хватит времени.

Поэтому мы и стараемся вывести собак с прирожденными качествами, необходимыми для охоты, собак, которые рано начинают работать и легки в дрессировке. Вот поэтому при покупке щенка так следят за тем, чтоб все его предки имели рабочие дипломы.

Очень хорошо при игре со щенком заставить его приносить предметы, от которых он чувствует запах хозяина и палки обернутые в заячью, кошачью или кроличью шкуру.
Для этого можно, взяв щенка на сворку, бросить поноску и подойти самому вместе со щенком к поноске, когда щенок ее возьмет, подтянуть к себе щенка на сворке, чтоб он отдал поноску. Мне приходилось работать со щенками, особенно часто встречающимися в породе малых мюнстерлендеров, которые в возрасте 10-12 недель приносили и охотно отдавали все предметы, которые они были в силах носить.

Я хочу еще раз глубоко заглянуть в душу собаки. Как-то мы гуляли вместе с моим знакомым охотником и 5-ти месячным щенком мюнстерлендером по лесу и радовались прекрасным прирожденным задатком этого щенка в области апортирования. Арно быстро находил и радостно приносил хозяину все предметы, брошенные или спрятанные, даже куриные перья.

Вдруг Арно исчез. Потом он появился из кустов, неся в морде предмет, который очень легко было распознать еще издали по его запаху. Арно бежал весело, его глаза сияли, он ждал похвалы за “находку”, такую приятную для него. Мой знакомый совершил грубую ошибку: с криком “фу” он пошел навстречу щенку, и когда малыш, по его первому слову, не бросил предмета, который был для него столь заманчив, знакомый ударил его по морде. Я никогда не забуду взгляда этого щенка, взгляда, полного разочарования и удивления, его шок и брань хозяина. Мой знакомый так и не захотел понять, что Арно – собака и поэтому он не может мыслить, как человек.
Арно не знал вкуса своего хозяина, а руководствовался своим вкусом. Для него же то, что он принес хозяину, – самое аппетитное: очень вкусно, заманчивый запах и можно поиграть. Следовательно, он принес хозяину самое для него дорогое. И за это – удар! Конечно, после этого Арно уже не мог доверять своему хозяину. Арно, как и все малые мюнстерлендеры, был очень впечатлителен. Его хозяин жаловался потом, что Арно убегал от него с поноской или бросал ее, не дойдя до хозяина. Тогда его отдали в парфорсную дрессировку, но и здесь не добились положительного результата. В конце концов, Арно попал в женские руки, как негодный для охоты пес, его очень полюбили, он стал забавой для хозяйки, но не охотничьим псом. К сожалению, таких случаев, когда хозяева портят прекрасных одаренных собак – сотни и тысячи.

А правильно было бы поступить так: не побояться запачкать свои пальцы, взяв поноску, даже в присутствии злорадно улыбающихся зрителей, похвалить при этом щенка: “Хорошо, Арно, Арно умник”. Представляю себе протест возмущенных читателей: “На что же это будет похоже, если моя охотничья собака начнет собирать и приносить мне все отбросы, которые она найдет?”.
В том-то и дело, что не все, а только самые первые. После этого первого случая дело дрессировщика позаботиться о том, чтоб такие вещи собака не брала. Но хозяин сам не должен наказывать собаку, так как наказанием он добился бы того, что собака станет его бояться и не будет приносить ему поноску. Надо создать такие условия, чтоб щенку было неприятно взять отбросы. Неприятность должна исходить от самой вещи в тот момент, когда собака хочет ее взять. Если при этом собаке несколько раз по носу щелкнет ловушка, то она поймет, что брать отбросы – неприятно, зато все остальные предметы будет приносить.
Этот раздел дрессировки является наиболее трудоемким, а также и наиболее неприятным; нельзя бранить и бить собаку после ее возвращения, так как в следующий раз она все равно повторит проступок, не обращая внимания на крики “нельзя”, только или же совсем не подойдет к хозяину, или придет, поджавши хвост, прижимаясь к земле вся вывалявшаяся и “душистая”. Единственно правильным способом отучения будет тот, при котором неприятность для собаки будет исходить от самих отбросов.
 
Я уже говорил о способе с ловушками, но он имеет тот недостаток, что собака, благодаря своему тонкому чутью, очень скоро начнет распознавать отбросы, положенные в ловушку, которая готовит ей неприятность, от отбросов без ловушки, которые сохраняют для собаки свою прежнюю привлекательность.
Лучше всего отработать этот прием с помощником, который должен спрятаться за какой-нибудь предмет или куст или влезть на дерево вблизи приготовленных отбросов или тухлятины.

Собака должна идти с хозяином. Когда она отбежит, чтоб схватить отбросы, надо крикнуть “нельзя!”, помощник должен бросить в нее звенящую цепь, горсть мелких камешков, две связки ключей или горсть дроби, чтоб вызвать боль и испуг. (это может делать только хорошо подготовленный инструктор или дрессировщик)
Собака вернется к хозяину, который должен ее приласкать и дать лакомство. Через 2-3 часа надо повторить это упражнение в другом месте, потом в третьем; для достижения полного успеха очень важно менять места занятий для того, чтоб собака не думала, что только в одном определенном месте тухлятина доставляет ей неприятности, а во всех остальных – нет. При отработке этого упражнения следует:
Заранее подготовить обстановку занятий,
Бросить цепь в собаку в тот момент, когда она только причует отбросы и захочет взять их, но еще не успела исполнить это намерение.

Собака ест отбросы не потому, что она “свинья”, просто эта потребность передалась ей от предков. В наших условиях содержания необходимо отучить ее от такой привычки хотя бы в целях гигиены: ведь редкий хозяин, любящий свою собаку, обходится без ее “поцелуев”.

Существуют мнения, что в кале содержатся вещества, которые необходимы организму собаки и что собака ест его при их нехватке. Но мне самому пришлось наблюдать, что истощенные собаки едят его с меньшей охотой, чем хорошо откормленные. Делали попытки отбить желание есть кал добавкой к корму сыра с очень резким, неприятным запахом, а также давая собаке тухлое мясо, все было безрезультатно. Если дрессировщик сумеет отучить собаку есть кал, то можно считать, что он успешно прошел испытание и с полным правом может считать себя хорошим дрессировщиком.

Для того, чтобы собака поняла, какие предметы нести хозяину, а какие не надо, следует после проведенного занятия с отбросами положить на пути собаки чучело птицы или палку, обернутую шкурой кролика, сказать “апорт” и за принос и отдачу похвалить и наградить собаку. После этого надо снова провести занятие с отбросами, а через несколько минут с чучелом. К апортированию вещей, пахнущих хозяином, рекомендуется начинать приучать уже двухмесячного щенка, и это очень легко. Конечно, эти занятия должны проводиться как бы в порядке игры без малейшего элемента принуждения.

Апортирование из воды

При прогулке в теплое время надо использовать возможности, чтобы приучить собаку к воде и к болоту. Для этого следует зайти самому в воду, бросить поноску и заставлять собаку подавать ее. На мелком месте для этого не повредит и сворка, на которой можно вести собаку, но не следует тянуть ее насильно.
Ни в коем случае нельзя бросить или спихнуть щенка в воду, если он не идет туда сам; нельзя насильно, против воли затягивать щенка в воду, так как после этого он будет бояться воды. Занятия надо начинать на мелком месте и постепенно переходить к глубокому. Надо бросить на глубокое место поноску из заячьей шкуры, кролика или птицы, и, если по команде “апорт” собака не бросится за ней, то войти самому в воду. Хорошо, если старая собака покажет при этом пример.
Обучая таким образом маленького щенка, хозяин экономит себе большой труд в будущем, привыкает к особенностям своей собаки, щепок сильно привяжется к хозяину и между ними возникнет тесный контакт, совершенно необходимый для успешной охоты.

Условия для выведения полноценной охотничьей собаки

О кормлении собак я пишу на основании моего личного опыта. Конечно, существуют и другие системы кормления собак, которые приводят к хорошим результатам. Но читателю будет полезно познакомиться с системой кормления собак, прекрасные результаты которой подтверждаются моим собственным опытом над десятками тысяч собак.

Собака все-таки остается хищником, которого кормят ноги, несмотря на то, что она стала домашним животным, прошла многочисленные стадии развития, которые сделали ее совсем не похожей на ее предка – волка; все-таки лучшим питанием для собаки остается сырое мясо, сырые кости, сырая рыба.
Если собаку кормить так же, как человека, то она не только не погибнет, а будет находиться в хорошей кондиции; однако, при кормлении сырым мясом и рыбой у собаки будет другая сложка, которая обеспечит значительно большую силу и выносливость на охоте. Это положение доказано целиком и полностью. Сырую пищу надо давать щенку уже с пятой недели. Следует особо подчеркнуть, что общераспространенные для прикорма супы из риса, другой крупы и молока не только не дают никакой пользы, а даже вредны. К сожалению, даже среди кинологов, ведущих серьезную племенную работу, настолько сильно укоренилось мнение, что в виде первого прикорма щенкам надо давать супы и разваренные кашицы, что мне трудно разъяснить неправильность этого положения.
Если оставить не больше 4-х щенков у хорошо выкормленной, вполне здоровой суки, то она сможет их кормить до 8-ми или 9-ти недель, а до 6-й недели такие щенки будут отказываться от прикорма.

Если же оставить 6 щенков или даже больше, то они уже на 3-ей неделе начнут с жадностью поглощать жиденькие супы, и только профан будет восхищаться их “ранним развитием” и огромными раздутыми животами.

Щенки, выращенные на прикорме из супов, восприимчивы к болезням и гельминтам, из которых особенно вреден солитер, останавливающий рост и вызывающий рахит, со свойственным ему изменением костяка. Короче, из щенка выйдет заморыш.
Совсем по-другому вырастают щенки, которых первые 5 недель их жизни мать досыта кормила сама, а после 5-ти недель их прикармливали сырым мясом, сырой рыбой, сырыми овсяными хлопьями, костяной мукой, сырыми яйцами. Даже на вид такие щенки резко отличаются от щенков, выкормленных на супах и коровьем молоке.

Волк, шакал и динго начинают прикармливать своих щенков в 5 – 6-недельном возрасте мясом, которое они для этого отрыгивают (для примера – моя сука отрыгивает щенкам пищу уже на четвёртой неделе) . Так для щенка собаки всего полезнее мясо, только его надо тщательно размельчать.

Для большинства читателей будет очень удивительно и даже дико, что я протестую именно против прикорма молоком, а, главное, против прикорма одним только молоком и ничем больше, обусловливающим плохую кондицию щенка. Дело в том, что очень мало кто испытывал другие виды вскармливания, по возможности самые близкие к вскармливанию щенка в природных условиях.
Подражая вскармливанию в природных условиях, щенку в 5-недельном возрасте надо давать сырое измельченное мясо.

Многочисленные опыты, проведенные мной, доказали, что щенки вырастают недоразвитыми, с рахитичным изменением костяка из-за отсутствия в их организме веществ, содержащихся в сырых костях. Оказалось очень полезным добавлять в пищу 5-месячного щенка муку из сырых костей.

Мы даем 5-ти месячным терьерам (т. е. маленьким собакам) 3 раза в день свежую костяную муку, на каждый прием – немного муки на конце ножа; щенкам от собак средней величины – 3 раза в день по чайной ложке с верхом, и особенно сильным щенкам от крупных охотничьих собак – по столовой ложке 3 раза в день.
Добавление сырого яйца в пищу превращает муку в кашицу, более удобную для еды, а уже о пользе самого яйца говорить не приходится. Добавляя в небольших количествах тертый сыр всяких сортов в пищу 3 раза в день, удалось добиться блестящих результатов при выращивании особо слабого помета. И вообще при добавке сыра в еду щенки едят всегда очень охотно, с большим удовольствием (делайте поправку на ретриверов) .

Если, на основании опыта в несколько десятилетий, я резко протестую против прикорма щенков молоком, то я усиленно рекомендую собаководам самим убедиться на опыте, какие хорошие результаты дает прикорм сыром. В сказки, что сыр может испортить чутье, не годится верить ни одному серьезному собаководу.

Взрослую собаку надо кормить так же, как молодую, разница только в размере порции. Для взрослой собаки дорогостоящее кормление чистыми белками, которые совершенно необходимы для щенка, можно заменить другим прикормом, конечно, не полностью, а на большую половину. Но и этот корм должен быть сырым, например, сырые овсяные хлопья или же сырая овсяная крупа. Всем известны факты, что в деревне вырастали прекрасные щенки, потому что они ели вместе со свиньями, т. е. все сырое, в основном крупы.

В еду собаки надо класть сырую морковь, салат, шпинат и вообще овощи, конечно, сырые.

Хлеб и картофель для такого хищника, как собака, не могут принести никакой пользы; рис тоже, его собака сможет переварить только в вареном виде; все это только заполнители, от которых пучит и раздувает живот, а также нагоняется жир, совершенно ненужный собаке.
 
Само собой разумеется, что если в сырую пищу собаки добавить небольшое количество вареного риса или вареных размельченных овощей, то это будет полезно для насыщения собаки.

Однако нельзя давать собаке 8/10 от всей еды вареного риса, а 2/10 сырого мяса и рыбы, надо наоборот: 8/10 сырого мяса и рыбы, а 2/10 риса.

При кормлении собаки надо соблюдать основное правило: чтоб собака ни одного дня не оставалась без сырого мяса, рыбы и костяной муки. Щенкам следует добавлять в еду небольшие порции пчелиного меда. Щенкам размером со спаниеля надо давать по чайной ложке меда 3 раза в день, щенкам от более крупных собак – по столовой ложке 3 раза в день.

Собак, которые много охотятся или которых тренируют для испытаний, уже за несколько недель до этого напряженного периода надо регулярно кормить медом, им также надо увеличить порции мяса и рыбы. Собак без движения, живущих в комнатах, надо кормить значительно меньше.

Укажу дозировки прикорма для щенков 5 – 8 недель от собак ростом с таксу: дополнительно к материнскому молоку 3 раза в день по столовой ложке сырого прикорма. К 7 – 9 неделям прикорм надо постепенно увеличивать до 2 – 3 столовых ложек по 3 раза в день. Щенкам от собак ростом со спаниеля – двойную или тройную порцию от указанной, щенкам от крупных охотничьих собак – в 4 – 6 раз больше.

Щенки и молодые собаки, вскормленные на таком рационе, имеют лучшие задатки для натаски, охоты и племенной работы. Для того, чтобы хорошо вырастить щенка, кроме правильного кормления, необходимы три условия: солнечный свет, движение и отсутствие гельминтов, особенно солитеров.

Наука уже давно доказала, что при самом лучшем кормлении, богатом витаминами, но при отсутствии воздействия солнечного света и правильной смены дня и ночи на молодой организм, щенок вырастает с рахитичным изменением костей, отстает в росте, заболевает нервная система, появляется склонность к заболеванию волос и кожи, появляются гельминты, карликовый рост, в то время как братья и сестры этого щенка, содержащиеся на таком же рационе, но получающие солнечный свет в достаточных количествах, вырастают совершенно нормальными и здоровыми.
Это относится к щенкам, которых выращивают в коридорах с искусственным освещением, в темных чуланах, сараях, подвалах, без достаточного выгула и движения, без солнечного света.

Большей частью это касается больших городов, где таких изуродованных щенков, слишком рано отнятых от матери, пока их организм еще не успел выработать иммунитета против чумы, гельминтов и т. д., продают, да еще часто по особо дорогой цене.

До 14 недель (3,5 месяца) движение щенка нельзя ограничивать, он должен бегать и резвиться сколько захочет.

У щенков, как и у детей, за едой должна следовать недолгая игра, потом сон. Всякое ограничение движения вредит; вредно таскать маленького щенка на сворке, особенно по асфальтированным улицам города, да еще на большие расстояния; щенок должен резвиться, нельзя его волочить на привязи. Перенапряжение еще не окрепшего, только развивающегося организма щенка вызывает болезненные изменения наиболее слабых органов, может задержать рост, закончить рост раньше времени (будет собака инфантильного типа конституции, недоразвитая), увеличит восприимчивость к болезням, особенно к чуме и гельминтам. Подчеркну еще раз, что солитер чаще всего заводится у щенков в том случае, если они рано отняты от матери…

Хождение рядом, на сворке и без сворки

Вспомним прирожденные наклонности собаки.
Дикие звери имеют привычку ходить друг за другом или рядом, следовать за вожаком. Такая склонность сохранилась и у собак. Встречаются собаки, которые в сумерки или ночью сами не отходят от хозяина, особенно внимательно прислушиваются и принюхиваются к окружающей обстановке и охраняют хозяина.
Прирученные волки, но собственной инициативе, ходят вокруг хозяина и близких ему людей, как овчарки вокруг стада, сторожат.

От охотничьей собаки мы требуем, чтобы по команде “рядом” собака шла спокойно, на сворке или свободно, рядом с хозяином, на полкорпуса впереди левого колена хозяина. Этот прием должен быть отработан так четко, чтоб собака продолжала идти рядом даже при взлете дичи, даже при появлении зверя, до тех пор, пока ее не отпустит хозяин. При свободном хождении рядом, без сворки, собака должна касаться платья хозяина и повторять все его повороты, повинуясь беспрекословно. Это необходимо при охоте по кроликам и лисе; при выстреле вблизи от нор подранок успеет уйти в нору, если сразу же не послать за ним собаку, ее даже некогда будет отцеплять от сворки.

Безусловно, собака должна так же хорошо ходить “рядом” не только на охоте, но всюду: по улицам города, по дворам, по дороге; к тому же это всегда вызывает доброжелательное отношение встречных и к собаке, и к хозяину. Кто недооценивает этого, тот сильно ошибается, уж не раз бывали крупные неприятности из-за невоспитанных собак, которые не были обучены ходить рядом, а гоняли в деревнях домашнюю птицу.

Можно упростить обучение хождению рядом, если начать разумно, не утомляя, приучать щенка к ошейнику и сворке с самого раннего возраста. Щенок полюбит ошейник и сворку, так как будет знать, что после того, как его выведут на сворке и немного поводят, последует прогулка на свободе.
Приучать надо ежедневно. Безотказного хождения рядом проще всего добиться, если к 4-месячному возрасту водить щенка рядом на сворке, не пропуская ему ни одного нарушения и нарочно создавая на его пути разные “соблазны”. Надо его водить по таким местам, где много зайцев (кошек), по лесу с частыми деревьями, между ними надо делать крутые повороты. Если щенок бросится за зайцем (кошкой), зацепится за дерево, потянет в сторону, при любом нарушении – надо дать властно команду “рядом”, и еще не успев договорить ее, резко одернуть щенка поводком. Парфорс можно применять только для особо сильных и упрямых, невоспитанных щенков…

Аппортирование

Аппортирование по команде битой дичи или подранка, вещи, брошенной или потерянной хозяином, быстрая и радостная подача этого предмета собакой, которая уже безотказно идет на зов и ложится, – все эти упражнения необходимы для многосторонне работающей охотничьей собаки.

Цель апортирования не только в том, что собака подает дичь для нашего удобства. Собака должна по любой тропе, в самых трудных условиях, например через колючий кустарник и густые заросли, с азартом и страстью гнаться за подранком – лисой, зайцем или фазаном, брать их, радостно приносить и отдавать своему хозяину – вожаку и товарищу по добыче; хорошая отработка апортирования это та основа, на которой строится преследование но кровяному следу крупной дичи, такой, как, например, олень; раненого зверя надо догнать, если это потребуется – то загрызть и лаем подозвать хозяина (делайте поправку на ретриверов) , или же привести хозяина к убитой дичи.

Если темпераментную охотничью собаку ничему больше не успели научить, как безотказно апортировать, то опытный охотник и дрессировщик может очень быстро сделать из нее многосторонне работающую охотничью собаку. “Если дрессировщик хорошо выучил собаку приносить, то можно смело сказать, что он успешно выдержал испытание, так как подача – Ахиллесова пята в дрессировке”. Эти слова сказал один из величайших практиков в области дрессировки и натаски Хегендорф; он же пишет, что легче всего собака теряет доверие к дрессировщику при обучении подноске предмета.

Перед тем, как перейти к отработке апортирования, надо полностью понять “точку зрения” собаки по этому вопросу; почему так часты случаи, что собака и дрессировщик не могут поладить между собой?

В первую очередь о поноске. Поноска должна иметь такую форму, чтоб собаке было удобно поднять ее с земли, вес – с 1,5 фунта надо постепенно увеличивать до 15 фунтов. Самое главное – поноска должна быть привлекательной для собаки, как бы представлять собой дичь. При отработке этого приема я полностью отвергаю метод строгой парфорсной дрессировки – одним только способом жесткого принуждения заставить собаку взять и носить предмет, безразличный для нее. Надо выточить из дерева цилиндр, длиной в 30 см с наружным диаметром посредине 4 см, с утолщениями к краям. Цилиндр должен быть полым изнутри, но с глухими концами; в середине – соединение на резьбе. Цилиндр следует обернуть шкурками дичи, по которой собака будет охотиться, т. е. шкурками зайца, кролика, лисиц, кошки, тетерева, фазана, голубя, утки и т. д. Можно на одну поноску поместить 3 разные шкурки, например, зайца, кролика и лисы, или дикого голубя, фазана и утки, если нет ничего другого, то курицы, домашней утки и домашнего голубя. Легко убедиться, что собака охотнее возьмет поноску с тремя шкурками, так как 3 запаха для нее интереснее одного. Если хотя к одному их трех запахов у щенка обнаружится прирожденная склонность и он возьмет поноску, то впоследствии его начнут привлекать и 2 других запаха. Тремя запахами мы добиваемся того, что собака с радостью берет поноску, и, кроме этого, преодолевает отвращение или равнодушие к некоторым видам дичи и заинтересовывается ими.

Для небольшой собаки нежного типа конституции надо изготовить легкую поноску, без дополнительного груза, только обернутую шкурками, которые соблазнительны для собаки; для подобных случаев почти всегда наиболее пригодны шкурки дикого кролика. Для сильных, выносливых собак, по мере приучения, надо вовнутрь цилиндра класть для увеличения веса дробь или пули, так, чтоб вес распределялся равномерно, и чтоб груз не перекатывался и не гремел, оставшееся пространство следует заполнить ватой или тряпками. Нельзя сразу или слишком быстро утяжелить поноску.

Скажем, если собака делает упражнение в течение нескольких недель, то вес поноски в 5 фунтов велик даже для сильного 9-ти месячного кобеля, особенно, если его с этим грузом прогонять минут 20 рядом с велосипедом, на скорости (делайте поправку на лабрадора) . Вообще такие результаты достижимы, но только ежедневной, правильной тренировкой собаки, имеющей большие склонности к апортированию.

Разберем поведение щенка и взрослой собаки в том случае, когда мы бросим поноску со шкурками, по команде “апорт” и жесту. Подавляющее большинство собак с восторгом бросится за поноской; ведь для собаки брошенная поноска со шкурками – это убегающая дичь, это добыча, которую можно поймать и съесть. Схватив поноску, собака будет ее грызть, рвать, играть с ней, прыгать, даже может подбежать с ней на зов. На этом послушание закончится, собака не отдаст своей добычи добровольно.

По команде “сюда”, собака может уронить поноску или убежать с ней от хозяина, чтоб тот ее не отнял. Особенно хитрые собаки пытаются даже спрятать свою “добычу” от хозяина, зарыть ее, чтоб позже снова поиграть с ней.
Уж если даже человек, мыслящее существо, не любит отдавать своего даром, то чего же требовать от собаки, прирученного хищника? Отдать добровольно пойманную добычу, которая кормила ее предков, т. е. была необходима для их существования, отказаться от нее в пользу хозяина? Конечно, нет.
Я уже достаточно подчеркивал, насколько необходимо, чтоб собака любила руку своего дрессировщика. Если собаку обманывать, обращаться с ней грубо, жестоко, то любовь пропадет, в большинстве случаев – навсегда. Зачастую первая ошибка заключается в том, что дрессировку по апортированию начинают слишком рано, когда собака еще не успела привыкнуть к дрессировщику – новому хозяину, еще не успела полюбить его.

Основным условием, необходимым для успеха этого упражнения, является полный контакт между дрессировщиком и собакой.
Если сидящая на привязи собака чувствует хоть малейшую робость в присутствии дрессировщика, значит, еще рано начинать с апортированием, надо еще позаниматься другими упражнениями, которые будут радовать собаку. Вообще в корне неправильно начинать обучать апортированию, пока собака еще не обучена безотказно идти на зов, садиться, ложиться, брать препятствие, ходить рядом на сворке и без сворки. Если при обучении апортированию придется еще строго корректировать подход на зов или другие недоработки, то с апортированием дело пойдет насмарку.

Привязанной на сворке и усаженной собаке дайте в пасть какой-либо любимый ею предмет, например большую кость или поноску со шкурками. Успех зависит от того, сумеет ли дрессировщик найти предмет, способный заинтересовать данную собаку. Если нет ничего подходящего, возьмите большой кусок сушеного мяса, а если и тогда опыт не удастся, то пусть питомец денек поголодает. Важно заставить собаку схватить вещь по команде “апорт”, дальше уже дело пойдет легче.
Один знакомый пожаловался мне, что с его собакой ничего нельзя сделать, она ничего не хочет брать. Я спросил, что неужели нет ничего такого, что было бы особенно привлекательно для его собаки, прогни чего они бы никак не могла устоять. “Шкварки”, сказал он, “румяные шкварки”.

Я изготовил полую деревянную поноску, насверлил в ней отверстий, чтоб проходил запах, и положил в нее шкварки. Вспоминаю недоверчивое, насмешливое лицо хозяина пойнтера, – однако опыт удался, сначала наполовину. Когда я бросил поноску, пойнтер зачуял шкварки, вихрем кинулся к поноске, схватил ее и исчез с ней в своей будке. Зато в следующий раз успех был полным. Я заранее взял пойнтера на длинный шнур, он схватил по команде “апорт” душистую поноску и уже больше не выпускал ее изо рта. Он ходил со мной около четверти часа на сворке с поноской во рту, и я только хитростью выманил ее у него; я поднес к его носу шкварку, он забыл на мгновение о поноске и бросил ее по команде “брось”, за что и получил шкварку.

Это послужило базой дня дальнейшей дрессировки по апортированию, и через несколько недель этот великолепный полевик, картинные стойки которого помещены в журналах, стал прекрасно апортировать дичь.

Десятки раз заставляйте собаку брать нужные предметы из рук, держать их в морде до пяти минут и дольше; если понадобится, то поддерживайте левой рукой морду собаки снизу и берите предмет но команде “брось”, обязательно давая после этого лакомство. Железное правило: никакого принуждения: в первые 8 – 14 дней, собака должна только привыкнуть к командам: “апорт” и “брось”, они скоро отложатся в сознании собаки. Таким исключительным собакам, которые отказываются брать из рук, надо сначала засунуть в рот палец или всю руку, и одновременно поноску.
Собаки, которых нельзя приучить к командам “апорт” и “брось” описанным способом, которые боятся и стараются убежать, или же защищаются щелкая зубами и даже кусаясь, большей частью, испорчены неправильной дрессировкой, и, при достаточном терпении исправимы. Нельзя добиться успеха, если такое поведение вызвано перенесенной ранее нервной формой чумы, прирожденной неврастенией и истерией; такие собаки вообще не годятся для дрессировки.

Когда мы увидим, что наш питомец хорошо усвоил команды “апорт” и “брось”, то можно будет держать на некотором расстоянии от морды те предметы, которые собака любит и охотно берет. Пусть сначала это расстояние составит несколько сантиметров, постепенно мы его увеличим. Собака должна пробежать это расстояние до поноски, или же ее придется осторожно протащить.

Полезно также держать поноску, которую собака должна взять, на высоте своей груди, чтобы собаке надо было подняться для этого, опираясь на дрессировщика, что увеличит для нее привлекательность поноски. Потом следует спустить поноску все ниже и ниже, и наконец класть ее на пол, двигая ее рукой, играя с ней. Скоро после этого собака начнет охотно брать и брошенную поноску, сделанную для неё как можно более привлекательной (помазать кровью, с запахом мяса и т. д.).
Надо взять питомца на сворку, пробежаться самому до брошенной поноски, после того, как собака возьмет поноску или ее положат ей в пасть, надо отойти на несколько шагов, скомандовать “сядь” и через несколько секунд “брось” и взять поноску.

Подчеркиваю особо, что на этом этапе дрессировки от собаки еще не требуется, чтобы она приносила брошенный предмет, она должна только поднимать его, садиться и отдавать хозяину.

Если вместо этого дрессировщик потребует, применив метод принуждения, чтобы собака приносила ему ту поноску, которую она охотно уже поднимает и держит во рту, то он может вообще не добиться успеха.
 
Небольшое принуждение придется применить при дальнейших занятиях с предметами, которые собаке незнакомы и которые она не захочет брать сама. Начать же прямо сразу с принуждения это большая ошибка, поноска сразу же станет для собаки ненавистной. Мне приходилось видеть охотничьих собак, которые при команде “апорт” проявляли признаки страха, начинали дрожать, поджимали хвост, забивались в угол, скалили зубы на подходящею дрессировщика, готовые укусить его от страха.

Нужны были многие недели упорною труда, чтобы восстановить доверие такой собаки к дрессировщику, чтобы собака хотя бы позволила гладить ее морду поноской, которую она так ненавидела, Дрессировщики правы, когда говорят, что нельзя приучить собаку безотказно апортировать, не применяя принуждения. Но дело в том, что ни в коем случае нельзя начинать эту дрессировку с принуждения, да еще исходящего от руки дрессировщика. Сначала собака должна четко усвоить команды: “апорт” и “брось”, иначе будет допущена грубейшая ошибка.
Собаки, у которых апортирование отработано одним только принуждением с самого начала занятий, будут, все-таки, апортировать, но вблизи от хозяина вяло; они уже не принесут зайца или лису, ушедших далеко из зоны воздействия хозяина; в таком случае будет апортировать собака, полная охотничьей страсти, которая любит своего хозяина и которая любит апортировать.

Как же все-таки применять принуждение при отработке апортирования? Принуждение применяют, если собака откажется взять предмет или же бросит его раньше, чем донесет.

Чтобы собака брала поноску, надо ее, на сворке, усадить рядом с собой, левой рукой взять за верх морды, причиняя очень небольшую боль зажимом губ, и, с легким рывком парфорсом, открыть пасть и всунуть в нее поноску. Надо поднять морду, подперев рукой нижнюю челюсть, при этом хвалить и гладить собаку. Это упражнение надо повторять до тех пор, пока собака не будет исполнять его безотказно.

Собака скоро поймет, как ей можно избежать боли, и будет брать поноску из рук добровольно. После этого она возьмет ее и с земли. По большей части это упражнение не удается отработать успешно, если у малоопытного дрессировщика не хватает терпения, сдают нервы, нет выдержки, и, вместо лакомства он хватается за плетку. А кто имеет выдержку и терпение, тот еще должен любить собак, чтоб добиться успеха. В большинстве случаев собак портят слишком ранними чрезмерными требованиями: собака только что начала (после недельных занятий) брать из рук поноску, от чего она раньше отказывалась – и дрессировщик уже начинает от нее требовать, чтоб она приносила брошенную поноску, да еще сразу и отдавала бы ее. Вот на этом, обычно, дело срывается. Обучение апортированию “неисправимо упрямых бестий” – так обычно хозяева характеризуют бедных, забитых и испорченных ими собак, – я начинал с того, что брал их на прогулку, хвалил и ласкал – завоевывал их доверие; в большинстве случаев эти собаки даже не умели сидеть по команде. Завоевав доверие, я выдерживал собаку в присутствии еды до тех пор, пока ей делалось совсем невмоготу, и тогда я начинал ей давать из рук ее порцию мяса, по кускам, с командой “апорт”, причем с куском мяса я клал ей в рот и всю руку. От мяса я переходил к кости и первое время довольствовался тем, что по команде “апорт” собака брала в рот кость и сидела с ней. После этого, когда собака отдавала кость сама или же с небольшим принуждением, я ее хвалил и ласкал. Чем больше достанется похвалы и ласки собаке после небольшого принуждения, тем быстрее она отработает навык. Я оставался доволен своей работой только тогда, когда убеждался по поведению собаки, по тому, как она виляет хвостом, как весело прыгает, что апортирование стало для нее радостной обязанностью. Когда дрессировщику удается научить собаку принуждением брать нелюбимые ею предметы, то этим не надо злоупотреблять и все время заставлять ее брать только эти предметы. Этот навык надо закрепить, давая собаке и любимые ею предметы, которые она всегда с удовольствием схватит: палку, обернутую кроличьей шкуркой, большую кость, заячью голову, мешок с песком, завернутый в кошачью шкуру, и т. д. Надо часто менять поноски, у собаки будет приподнятое, радостное настроение, и между всеми поносками она принесет и ту нелюбимую, от которой прежде отказывалась.

Я дрессировал одну собаку, которая отказывалась носить мне ворон. Я ее приучал к этому так: к поноске из шкурки кролика я привязывал воронье крыло, – успешно; потом – 2 вороньих крыла и, в конце концов, собака начала приносить и всю ворону. Надо запастись выдержкой и терпением еще на неделю, чтобы приучить собаку, идущую рядом на сворке, носить поноску. Сначала надо ходить медленно, потом все быстрее. Вначале собака, конечно, будет бросать поноску. Ни в коем случае нельзя ее наказывать за это: бить, бранить, выговаривать. Это только напугает собаку. Надо дать команду “сядь”, дружески подойти к собаке, дать ей поноску снова в рот, и заставить ее пройти всего несколько метров, поддерживая морду рукой. После этого в первый день занятий надо прекратить это упражнение, похвалить собаку и дать ее вволю порезвиться. Такие занятия надо проводить ежедневно, заставлять собаку все дольше носить предмет и поправлять ее; чем меньше применять принуждение, тем лучше. Только после того, как собака на сворке будет носить поноску без принуждения не менее получаса, можно будет водить ее рядом без сворки и с поноской, а в дальнейшем пускать ее с поноской рядом с велосипедом.
После этого уже можно начать приучать собаку приносить брошенную поноску. Надо несколько раз пробежаться вместе с собакой к брошенной поноске и обратно, на то место, откуда ее бросали – и это все.

Приучайте также собаку, чтобы она не бросала поноски при перепрыгивании канав и заборов. Собственно, это уже не дрессировка, а просто повторение упражнений. Сначала надо самому, с собакой на сворке, перепрыгивать небольшие препятствия (разумеется, собака уже должна быть обучена брать препятствия), а после этого пускать собаку одну и увеличивать препятствия.
Опишу и другой способ дрессировки. Я наблюдал, что собака, которую ведут на сворке домой, к ее будке, никогда не бросит по дороге куска мяса, кости и т. д. Она обязательно принесет поноску на свое место. Так сделает и старая собака, и щенок.

Почему она не бросает кость? Потому, что эта кость ей желанна, а дрессировщик ее не отнимает; собака знает, что на своем месте она сможет съесть эту кость. Это должно служить основой дрессировки (на мой взгляд очень хороший способ для лабрадора) .
Десятинедельному щенку я давал большую кость за 10 метров от его будки; на следующий день – за 15 м, потом – за 20 м; так я постепенно доводил расстояние до 100 метров, потом до 1000 метров. Я всегда добивался успеха – щенки весело приносили съедобное домой. Они приносили его и тогда, когда бежали рядом с велосипедом; и тогда, когда я обертывал кость или большой кусок хлеба шкурой кролика. В конце концов, большая кость становилась похожа на настоящую поноску – я навязывал на ее концы шкурки зайца, кролика, кошки. Перед самой будкой я заменял эту поноску свежей костью, которую щенок мог съесть. За 1-2 недели можно вполне научить собаку носить поноску, не бросая ее на расстоянии 1-2 километров, и это без всякого принуждения.

Принуждение выражается в том, что собаке приходится идти на сворке рядом, неся свою “еду” домой. Первые 2-3 недели надо давать собаке поноску в тот момент, когда дрессировщик поворачивает, чтоб идти домой; позже надо будет ее давать уже до этого момента, еще по дороге, ведущей от дома, а в конце концов – сразу же в начале прогулки; тогда надо делать частые остановки, командовать собаке: “брось” и давать ей вместо поноски куски мяса; когда мясо будет съедено, надо, по команде “апорт”, снова давать ей поноску. Частое повторение этого упражнения очень хорошо закрепляет навык апортирования. Таким способом, постепенно собака незаметно для себя полюбит носить поноску, выработается безотказность, и, если эту поноску бросить и скомандовать “апорт”, собака сама кинется за ней и схватит ее. Упражнение надо проводить на длинной сворке. Если в первые дни занятий собаке перед ее будкой давать в обмен на поноску что-нибудь съедобное и хвалить ее при этом, а потом проделывать то же и во время гулянья, то можно будет быстро добиться того, чтоб собака охотно отдавала по команде свою поноску дрессировщику, так как ее доверие к дрессировщику станет безграничным. Если молодая собака будет обучена таким способом, то по знакомой команде “апорт” она возьмет и дичь, когда настанет это время. Принуждения почти не придется применять.

Такой метод дрессировки особенно хорош для нервных собак нежного типа конституции, которых можно испортить дрессировкой с принуждением. Мне самому приходилось встречаться с такими собаками.

Кроме этого, я рекомендую последний метод дрессировки тем дрессировщикам, которым выпадает счастье воспитывать и дрессировать щенка с самого малого возраста и до тех пор, пока щенок не превратится во взрослую рабочую собаку. Это сэкономит месяцы времени, так как с дрессировкой апортирования можно начать уже в таком возрасте, когда еще рано отрабатывать другие навыки, например – безотказный подход.

Учить собаку апортированию из воды можно только после того, как собака научится апортировать достаточно тяжелые предметы на суше и, безусловно, уже приучена к воде.

Если учить апортированию способом жесткого принуждения собак нежного типа конституции, которые берут дичь аккуратно, которым тяжелый заяц оттягивает нижнюю челюсть, – это значит запугать собаку окончательно; она будет бросать тяжелую дичь еще раньше, в конце концов вообще отказываться брать ее, постарается убежать, а дрессировщик будет нервничать, и, при отсутствии достаточной выдержки, парфорсом испортит те начальные успехи, которых успел добиться.

Единственно, что может дать в этом случае нужный результат, постепенное увеличение веса любимой поноски собаки, с перьями или со шкурками, или же в виде чучела, той поноски, которую собака берет всегда с радостью, и которую она уже привыкла носить. Почти все собаки берут с азартом чучело кролика; вовнутрь чучела надо зашивать дробь, постепенно увеличивая вес, доводя его до 7-10 фунтов, – до веса зайца. Некоторым собакам трудно сразу открывать рот так широко, чтоб схватить зайца или лису за спину. Тогда надо сделать такое чучело, чтоб спина была уже головы и крупа – натянуть шкурку на доску, с обмотанными концами. Постепенно за 1-2 месяца можно будет добавлять вес и обматывать доску так, чтобы толщину чучела довести до нормальной.

Для следующего упражнения надо наполнить шкуру зайца или лисы песком с опилками. Такую поноску собаке трудно брать с земли, она меняет свою форму, когда ее поднимают, и легко выскальзывает из пасти. После таких тренировок собака будет приносить на охоте самых тяжелых зайцев и лис галопом.
Еще раз подчеркиваю, что именно при отработке апортирования особенно необходимо, чтобы дрессировщик не терял самообладания, спокойствия и терпения; можно начать с игры со щенком и, постепенно повышая требования, сделать из щенка безотказно апортирующую собаку. Если охотнику представляется возможность потренировать свою собаку в апортировании любой дичи и даже хищников до начала охотничьего сезона, то это надо обязательно сделать.
Бывает, что собака, относительно которой мы вполне уверены, что она прекрасно апортирует, вдруг отказывается принести ворону, сороку, хищных птиц. Надо тренировать собаку приносить хищников с сильным неприятным запахом. Для этого хищных птиц надо прятать под кустами или в канавах, в разных местах, не прокладывая к ним следа, и пускать собаку в поиск, чтобы она приносила их по команде “апорт”, это вырабатывает безотказность подачи.

Последнее упражнение по апортированию – подача дичи (т. е. чучел) только по команде, после выстрела. После хорошей подготовки это не трудно. Только работать надо до начала охоты, по жесткому плану, чтоб не зависеть от случайностей.
Наденьте собаке парфорс, прицепите к нему длинную сворку, возьмите ружье на изготовку и идите к тому месту, где спрятавшийся помощник тянет за веревку чучело зайца. Затем следует выстрелить, заяц перевернется и останется лежать; скомандовать собаке “лечь”, а если она бросится вперед, к зайцу, одернуть ее парфорсом.

После этого дайте команду “рядом”. Пусть собака посидит рядом с охотником несколько минут; ее следует успокоить; точно так же поступите с собакой, когда помощник подбросит в воздух из куста чучело (деревяшку, обтянутую шкуркой) тетерева, фазана, курицы, голубя и т. п. Лучше даже стрелять не самому, а второму помощнику; тогда можно будет все свое внимание отдать собаке, которая бросится по выстрелу за дичью. Такие упражнения надо повторять до тех пор, пока собака не перестанет бросаться после выстрела за дичью и не научится сохранять полное спокойствие после выстрела, вот тогда ее можно будет послать за дичью. Особенно темпераментных собак надо сначала совсем не посылать за дичью, а командовать им “рядом” и уходить с этого места; если собаку придется принуждать к уходу, то можно несколько раз наступить ей при этом на лапу. Через несколько минут собаке следует дать лакомство.

Если представится возможность присутствовать с собакой на охоте по зайцам, не участвуя в ней самому, то это очень хорошо. Когда собака видит, как стреляют по зайцу, как заяц падает и как его приносит другая собака, – это лучший способ выработать у ней выдержку и дисциплину.

Если в то время, когда собака несет убитого зайца хозяину, будет застрелен или же подранен второй заяц, то собака может бросить первого зайца и схватить второго, еще теплого, запах которого будет ее привлекать больше; или же не бросая первого зайца, а продолжая держать его в пасти, она может погнать второго. Как приучить собаку не реагировать на шумовых зайцев? Помощник должен спрятаться в яму и держать концы двух веревок, длиной в 50 м, к которым привязано по заячьему чучелу; чучела спрятаны в траве, сене и т. П. Когда дрессировщик с собакой приблизится к этому месту, помощник должен потянуть за веревку наиболее удаленного чучела. Скомандуйте собаке лечь, увидев “бегущего” зайца, и выстрелите в воздух. По команде “апорт” собака бросится вперед, таща за собой длинную сворку. Дрессировщик должен занять такое положение, чтобы собака, возвращаясь к нему с зайцем, прошла бы метрах в пяти мимо второго зайца. В этот момент помощник должен потянуть второго зайца за веревку, привести его в движение.

Собака, с первым зайцем или же бросив его, устремится ко второму зайцу.
Дрессировщик должен схватить конец длинной сворки и после команд “нельзя!”, “сюда!” дернуть своркой за парфорс, а остановив собаку, командой “апорт” заставить собаку поднять и принести первого зайца. За исполнением следует похвала, ласка и лакомый кусочек.

В большинстве случаев бывает достаточно одного занятия, при условии его правильного проведения. Рывок парфорсом должен быть достаточно резким. В некоторых случаях после такого упражнения в течение некоторого времени еще требуется корректировать собаку свистком и командой “апорт”, а потом надобность в этом отпадет. А почему вместо описанного упражнения не крикнуть собаке “лечь”, вместо рывка парфорсом и команды “нельзя?” Ведь это же хорошо дрессированная собака, которая послушается. Потому, что, если собака ляжет, она будет смотреть вслед удаляющемуся зайцу, будет следить за ним, т. е. все ее внимание останется прикованным к зайцу, а рывок парфорсом сразу полностью отвлечет ее внимание от второго зайца, что и требуется в этом случае.

Бывает, что при апортировании дичи собака мнет и жует дичь, слишком крепко ее хватает. Обычно это служит предпосылкой к поеданию дичи собакой. Ведь если слишком крепко стиснуть дичь, то выступит кровь, и даже внутренности, собака оближет их, а аппетит приходит во время еды – тут уж недолго съесть и всю дичь. Надо вовремя не допустить до этого. Здесь не помогут крики “нельзя”, угрожающие жесты и битье – все это окончательно испортит дело; собака будет бояться подходить к хозяину, бояться брать дичь, в конце концов, собака вообще не будет брать дичь или же постарается ее поскорее зарыть: будет собака – могильщик.
Мастер по дрессировке и натаске Хегендорф в своей замечательной работе “Охотничья собака” предлагает обматывать чучело для апортирования колючей проволочной сеткой, тогда собаке придется брать его осторожно, иначе она причинит себе боль (делайте поправку на лабрадора).

Такой метод дает прекрасные результаты; кто не сможет достать колючей сетки, тот может обложить чучело деревянным шпоном (не сплошь, а оставляя промежутки) и обмотать его поверх шпона колючей проволокой. Если собака откажется брать в рот такую колючую поноску, надо будет положить ее насильно в пасть и заставить держать. Только не надо злоупотреблять принуждением. Сначала надо осторожно класть в пасть колючую поноску, заставлять собаку сидеть с ней всего несколько минут и с похвалой брать поноску и давать лакомство. При этом упражнении настоящий дрессировщик должен показать свою выдержку, не нервничать, не кричать, а класть колючую поноску в пасть не один десяток раз, ласково разговаривая с собакой. Надо всегда помнить, что собака не понимает нашей речи.

Чтобы собака не мяла дичь, можно по команде “апорт” класть ей в рот руку и заставлять держать ее в течение продолжительного времени. Я сам делал так: обматывал руку шкуркой, снятой с фазана, курицы, кролика, и заставлял собаку держать ее в пасти. Надо иметь шкурки от всех сортов дичи, которую собака не должна мять (мы тренировались на воздушных шариках – очень действенно).
Если собака, которая принесла дичь, не хочет ее отдать, особенно это касается теплого еще зайца, то ни в коем случае нельзя вначале бить ее за это и отнимать дичь, причиняя ей сильную боль. Таким способом испорчено уже много собак: или собака бросит дичь, не доходя до хозяина, или будет бегать вокруг него с дичью в пасти, или будет боязливо ронять дичь, поджавши хвост, как только хозяин вытянет к ней руку; все это последствия указанной ошибки, если только собака сразу же не перестанет вообще брать дичь. Таким способом можно уничтожить образцово отработанный навык апортирования чучел при переходе к апортированию стреляной теплой дичи. Неужели не ясно, что собака-хищник, у которого впервые в пасти трепещет еще живая добыча, что она захочет взять эту добычу себе. В корне неправильно отнять эту дичь силой, причинив собаке боль: это может испортить собаку. Надо поступить так: оставить дичь собаке, сесть на велосипед, взяв сначала собаку на сворку, скомандовать “рядом” и ехать так быстро, чтоб собака поскорее утомилась. После этого скомандовать “брось” и дать собаке любимое лакомство. Утомившаяся собака бросит дичь. А главное – в даче лакомства. Таким способом я исправил многих собак, считавшихся неисправимыми. Только не надо торопиться: пусть собака посидит с дичью никак не меньше минуты, при этом ее надо успокаивать. После этого надо серьезно сказать “брось” и одновременно сунуть в рот собаке лакомый кусочек; когда она откроет пасть, чтобы взять кусок, надо вынуть дичь и вложить кусок. После этого надо не поскупиться на похвалы и ласки собаке. Когда собака уже хорошо поймет команду “брось”, надо в тот момент, когда она подойдет с дичью и раздастся команда “брось”, и хозяин дотронется до дичи, слегка одернуть ее за парфорс, в первый раз еле заметно, во второй раз посильнее и т. д., чтобы приучить собаку сразу бросать дичь.

Упомяну еще об одном “методе” приучения к апортированию, при помощи строгого парфорсного принуждения. Я даже не могу назвать это насилие методом – так много сотен собак оно испортило. Его смысл в том, чтобы подтащить собаку на парфорсе к поноске и при помощи парфорса придушить ее так, чтобы она была вынуждена открыть рот, чтоб не задохнуться. В этот момент ей всовывают в рот поноску. Многие собаки при этом с испуга гадят под себя, кусают хозяина, начинают его бояться и портятся окончательно. Такой “метод” может не испортить только очень сильную уравновешенную собаку. Я никогда не применял такого метода и уверен, что другим методом от той же сильной, упрямой собаки можно добиться лучших результатов. Я всегда исправлял испорченных собак, развивая у них доверие к дрессировщику, и учил их уже описанными способами. Конечно, приходилось работать с ними в течение многих недель.

При работе с трудновоспитуемой собакой, именно при этом упражнении, излишняя поспешность с применением принуждения принесет непоправимый вред.
С такой собакой я рекомендую запастись неисчерпаемым терпением, приготовиться к большому сроку занятий, и первые 1-2 недели заниматься с ней не больше нескольких минут в день.

Опыт показал мне, что это не только бесцельно, но и вредно, продолжать мучить собаку, всовывая ей в пасть поноску, если она сопротивляется этому или же боится. Нельзя заставлять собаку преждевременно носить поноску длительное время, если она противится этому, не имея достаточной подготовки.
Дрессировщик должен поступать разумно и не терять терпения, хвалить собаку, быстро переходить от этого нелюбимого упражнения к другому, которое собака любит: прогулка, разрешение бегать, и у собаки пропадет подавленное состояние. Только при таком построении занятий дрессировщик может завоевать (а не утерять) полное доверие собаки, а это – гарантия успеха дрессировки.
Нет такой собаки, которую нельзя приучить к апортированию, но все собаки – разные и каждая требует к себе индивидуального подхода и подходящего к ее характеру способа дрессировки…

Похожие статьи:

Воспитание и начальная дрессировка щенка
 Под начальной дрессировкой, иногда называемой воспитательной, понимается выработка у щенка условных рефлексов и первоначальных навыков, позволяющих при помощи команд и жестов управлять его поведением. В отличие от…

Воспитание и начальная дрессировка щенка в возрасте 6-8 месяцев
 В возрасте 6—8 месяцев щенка продолжают приучать – к выполнению команд «Ко мне!», «Гуляй!», «Рядом!», «Сидеть!», «Лежать!», «Стоять!», «Место!», «Апорт!», «Фу!», «Покажи зубы!», к преодолению препятствий, движению в…

Воспитание и начальная дрессировка щенка в возрасте 1-3 месяцев
 У щенков этого возраста легко вырабатываются положительные навыки, связанные с какой-либо деятельностью, и трудно вырабатываются навыки на основе тормозных реакций. Для выработки необходимых навыков широко используют…

Воспитание и начальная дрессировка щенка в возрасте 3-6 месяцев
 В этот период продолжается приучение к чистоплотности, кличке, выполнению команд «Место!», «Ко мне!», «Гуляй!», «Фу!», играм с хозяином и сверстниками и раздражителям внешней среды (прогулки). Щенка приучают к ошейнику…

Выращивание и воспитание щенка таксы
Автор: Эксперт-кинолог В. МассВыращивание – это комплекс условий, которые способствуют росту и развитию щенка: кормление, условия содержания, мероприятия помогающие физическому развитию щенка. Воспитание – это воздействие на щенка в процессе роста,…

You Might Also Like